ГЧП: Новые возможности и сомнительные преимущества

By | 09.02.2016

27-04-2015, 11:32

ГЧП: Новые возможности и сомнительные преимущества

Законопроект о государственно-частном партнерстве (ГЧП) был принят в первом чтении весной 2013 года. В конце января Минэкономразвития предложило консультантам и представителям бизнеса обсудить обновленную версию ко второму чтению для принятия его в весеннюю сессию. Какие новые механизмы, инструменты и возможности появятся у финансового сектора и предпринимателей и что изменится для регионов с принятием нового федерального закона?

Новая редакция законопроекта об основах ГЧП достаточно детальный нормативный акт, который, по мнению экспертов в области права, работающих с документом, в некоторых своих статьях излишне жестко регламентирует те или иные процедуры. Документ 2013 года состоял из 13 статей на 18 страницах. Сейчас в нем 47 статей на 140 страницах. Часть регулирования, прописываемого в законопроекте, безболезненно и даже по делу можно было бы перенести в подзаконные акты, считают эксперты.

По итогам 2014 года средний уровень развития государственно-частного партнерства в регионах вырос на 0,9% и составил 35,9%. Большая часть проектов реализуется на основе региональных законов и концессий. В коммунальной сфере 194 проекта, на втором месте социальная сфера (185), энергетика (163) и транспорт (64 проекта).

Экономический кризис вызвал, что понятно, дефицит бюджетов проектов ГЧП, но, несмотря на все трудности или, что называется, кризису вопреки, проекты ГЧП на федеральном уровне будут продолжены. Прежде всего это инфраструктурные мегапроекты: Дальний Восток, реконструкция БАМа и ряд других. А в регионах все совсем не так однозначно, и, ступая за МКАД, инвестор должен быть намного осторожнее, учитывая закредитованность субъектов, нагрузка которых, в связи с их участием в проектах ГЧП, может привести регион к дефолту. В ближайшие 2-3 года в регионах стоит ожидать череды банкротств концессионеров, банкротств строительных подрядчиков с оборотом 2-3 млрд рублей, невыполнения отлагательных условий по концессионным соглашениям, если они там есть, со стороны региональных властей.

Расширение линейки инструментов нового закона и введение в практику применения разных финансовых схем может дать при определенных условиях ГЧП новые возможности и преимущества. Например, возникновение права собственности инвестора на объект соглашения позволит получить заемное финансирование на более выгодных условиях. Но пока при высокой стоимости финансирования провести конкурс можно, а вот начать строительство тяжело. Мин]экономразвития видит в законопроекте инструмент, который позволит запустить поток проектов на основе ГЧП. И все, чего, по мнению представителей ведомства, сейчас не хватает для этого, федеральный закон, который должен расширить формы построения взаимодействия ГЧП не только на федеральном уровне, но и на уровне регионов и муниципалитетов. Напомним, что в большинстве субъектов существуют собственные законы о ГЧП, но они практически не работают из-за рисков противоречия федеральному законодательству. Основные финансовые институты, крупнейшие российские банки не рассматривают региональные проекты в отсутствие федерального закона.

Представители финансового блока экспертов, работающих с ГЧП, говорят, что время сейчас, конечно, непростое, но если правильно упаковать проекты, то они взлетят. По мнению финансистов, проекты, которые сегодня правильно инициируются регионом и муниципалитетом, при наличии обоюдного желания сторон структурировать их, разделяя риски и привлекая финансирование, устанавливая определенные теггиры, в случае повышения или понижения процентных ставок, могут быть запущены и во время кризиса. И такие примеры есть. Потому что, говоря о финансировании, надо понимать, что принципиально ничего не изменилось, кроме процентной ставки. Безусловно, сегодня актуальный вопрос, кого субсидировать в этих проектах. Если создавать рынок и делать рыночные проекты, а в этих проектах основная нагрузка на регионы, то эти проекты несут за собой для регионов удвоение, утроение долга на перспективу 1520 лет, и к 2 трлн долга регионов по состоянию на декабрь 2014 года сейчас существует уже упакованных проектов на 1,5 трлн рублей, которые можно приплюсовать к существующему долгу. Стоит ли говорить о последствиях в случае, если вероятность дефолта по этим проектам высока? Вот такая математика.

Новым и чуть ли не главным в законопроекте называют то, что он должен разрешить и ввести различные формы ГЧП, а не только концессии, как сейчас. ГЧП и концессионные соглашения на этой основе зачастую использовались для осуществления крупных инфраструктурных проектов. Но работа по кальке или под типовую копирку сегодня признана провальной практикой. И что такое инфраструктурный проект? Консультанты и аудиторы в свое время неоднократно говорили регионалам о том, что проект проекту рознь и то, что делается в Сочи, не подходит Тюмени, а вводимое во Владивостоке никак не вяжется с условиями проекта в Урюпинске. Возможно, их усилиями в новой редакции очень жестко и максимально полно описана конкурсная процедура как ручная настройка правил проведения конкурса на инфраструктурные проекты, дающая возможность подготовить и провести все необходимые мероприятия с учетом реальных потребностей и конкретных условий. Что такое региональная инфраструктура? Это прежде всего улично-дорожная сеть, теплотрассы, водоканал, транспорт и аэропорт, а не подготовка к чемпионату мира по футболу, например. Не нужен в Васюках аэропорт, не нужна мирового уровня спортивная арена на 45 тыс. зрителей, но нужен мост через речку без названия. Только не такой мост, как на остров Русский. И концессия для таких проектов зачастую не работает. Издержки на подготовку и проведение конкурса несопоставимы с масштабом самого проекта.

В кулуарах одного форума, в повестке которого были региональные инвестиционные проекты, руководителем экономического блока администрации одного региона была высказана версия того, почему нет финансирования у региональных проектов: Масштаб у нас в провинции не тот. Скучно московским финансистам у нас. Красть по московским меркам нечего. Небесспорно, но не лишено смысла и правды жизни. В законопроект о ГЧП по умолчанию вшивается антикоррупционная защита. И не только от алчных московских финансистов, но и от перегибов и злоупотреблений на местах. Законодатели пытаются провести идеальный закон, удобный и понятный для всех, а в первую очередь, для прокуратуры и СК, с особым вниманием надзирающими за проектами ГЧП.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: